Ты солнце во мраке ненастья как пишется и почему

Не люблю тебя, Дьявол! И люблю Тебя, Бог!
Одного ненавижу, а другим занемог.
Одного проклинаю, презираю и бью,
А другим восхищаюсь, обожаю, Люблю.
Сколько раз расставались, сколько слез пролилось,
Расходились, прощались, затаив в душе Злость,
А потом понимали, это Новый урок
Преподносит нам Дьявол и дарует нам Бог.
Окунусь в преисподню и узнаю там Ад,
Вознесусь к сердцу Бога и поймаю твой взгляд,
То парю выше неба, то как камень ко дну,
От любви задыхаюсь иль кляну Сатану.
Но, однажды, при встрече прошепчу как зарок:
Ты ужасна как Дьявол и прекрасна как Бог!

Можно жить с закрытыми глазами,
Не желая в мире ничего,
И навек проститься с небесами,
И понять, что все кругом мертво.
Можно жить, безмолвно холодея,
Не считая гаснущих минут,
Как живет осенний лес, редея,
Как мечты поблекшие живут.
Можно все заветное покинуть,
Можно все навеки разлюбить.
Но нельзя к минувшему остынуть,
Но нельзя о прошлом позабыть!

Жизнь прожив с закрытыми глазами,
О мечте минувшей позабыл,
Поглощенный вечными делами,
Не летал, не грезил, не любил.
В суете забот и ожиданий
Не горел, не жил, и не светил.
Собирая жемчуг вечных знаний,
Я о главном невзначай забыл.
Но теперь, проснувшийся, я знаю
Как прочна предназначенья нить.
В небеса взглянув, я замираю
В восхищеньи, что могу любить.

Если можешь, пойми. Если хочешь, возьми.
Ты один мне понравился между людьми.
До тебя я была холодна и бледна.
Я — с глубокого, тихого, темного дна.

Нет, помедли. Сейчас загорится для нас
Молодая луна. Вот — ты видишь? Зажглась!
Дышит мрак голубой. Ну, целуй же! Ты мой?
Здесь. И здесь. Так. И здесь. Ах, как сладко с тобой!

Ах, как жарко с тобой! Как же ночь коротка.
Я впервые с тобой так страстна и робка!
Так целуй же меня. Нежен твой поцелуй!
О другой позабудь. И со мной не тоскуй!

Ведь воззвал ты меня. С беспробудного сна.
До тебя не жила, до тебя не была.
Я проснулась от сна. Где мой вечный покой?
Как же я горяча. Как мне сладко с тобой!

Любовь есть свет, что сходит к нам оттуда,
Из царства звезд, с лазурной высоты,
Она в нас будит жажду чуда
И красоты.

И красота есть луч, который тонет,
Вдали от солнца, в сумраке теней,
Когда оно его уронит
В умы людей.

И если дух людской пронизан светом,
Что шлет ему небесная звезда,
Он жадно мчится за ответом,
Туда, туда.

Я нежно в памяти храню
Души чистейшей восхищенье
И чувств прекрасных умиленье
Я нежно в памяти храню.

Любовью к тебе окрыленный,
Я брошусь на битву с судьбой.
Как колос, грозой опаленный,
Склонюсь я во прах пред тобой.

Я не хочу тебя земную,
Любить лишь внешность не хочу,
Но я ищу в тебе Иную
К душе твоей душой лечу.

Мой Дух то вспыхнет, то угаснет,
То Солнцем вспрянет из за туч.
Я знаю нет тебя прекрасней,
Но я Другой тебя хочу.

И отыскав черты святые,
В тебе Божественное чту!
И вновь шепчу слова простые:
Хочу найти в тебе Мечту.

С сердцем ли споришь ты? Милая! Милая!
С тем, что певуче и нежно, не спорь.
Сердце я. Греза я. Воля я. Сила я.
Вместе оденемся в зарево зорь.
Вместе мы встретили светы начальные,
Вместе оденемся в черный покров.
Но не печальные — будем зеркальные
В зареве зорном мерцающих снов.

Тают под негою сны и видения,
Вешними соками полнится грудь,
Нам не нужны ни печаль, ни сомнения
Стань же доверчивой, радостной будь!
Жизнь моя, песнь моя, счастье безбрежное
В сердце зачем свою тайну таишь?
Милая, добрая, чистая, нежная,
Знаю скучаешь, знаю не спишь.

Мне ненавистен гул гигантских городов,
Противно мне толпы движенье,
Мой дух живет среди лесов,
Где в тишине уединенья
Внемлю я музыке незримых голосов,
Где неустанный бег часов
Не возмущает упоенья,
Где сладко быть среди цветов
И полной чашей пить из родника забвенья.

Мне дороги те чудные мгновенья,
Когда во власти красоты лесной
Вдыхал я воздух полный опьяненья
И был во власти красоты живой
Ведической дубравы золотой.

Ужасны мега градов изверженья
И нравов мерзких быстрое паденье,
И смог разящий душущей петлей.
. Поляна ландышей божественным виденьем
И аромат, дарующий покой.

Свободная интерпретация перевода

Sweet babe in thy face,
Holy image I can trace.
Sweet babe once like thee.
Thy maker lay and wept for me
(from William Blake, «A Cradle Song»)

Предо мной священный лик
На твоём лице возник,
Твой Создатель здесь, во сне,
Горько плакал обо мне.

Священный лик возник передо мною,
Твоей улыбкой он меня настиг.
И над моей потерянной судьбою
Во сне сам Бог заплакал в этот миг!

Источник

Содержание
  1. Бальмонт К.
  2. Другие статьи в литературном дневнике:
  3. Не дай погаснуть Свету своему!
  4. Ты поскачешь во мраке
  5. Каста — Сказка
  6. Слушать Каста — Сказка
  7. Текст Каста — Сказка
Читайте также:  Это про меня на английском языке как пишется

Бальмонт К.

Любовью к тебе окрыленный,
Я брошусь на битву с судьбой.
Как колос, грозой опаленный,
Склонюсь я во прах пред тобой.

В ненасытной мятежности,
В жажде счастия цельного,

Мы, воздушные, летим
И помедлить не хотим.

И едва качаем крыльями.
Все захватим, все возьмем,
Жадным чувством обоймем!

Дерзкими усильями
Устремляясь к высоте,
Дальше, прочь от грани тесной,

Мы домчимся в мир чудесный
К неизвестной
Красоте!
Был покинут очаг. И скользящей стопой
На морском берегу мы блуждали с тобой.

В Небесах перед нами сверкал Скорпион,
И преступной любви ослепительный сон

Очаровывал нас все полней и нежней
Красотой содрогавшихся ярких огней.

Сколько таинства было в полночной тиши!
Сколько смелости в мощном размахе души!

Целый мир задремал, не вставала волна,
Нам никто не мешал выпить чашу до дна.

И как будто над нами витал Серафим,
Покрывал нас крылом белоснежным своим.

И как будто с Небес чуть послышался зов,
Чуть послышался зов неземных голосов.

Если ж стынет очаг, пусть остынет совсем,
Тот, в ком чувство молчит, пусть совсем будет
нем».

И от прошлого прочь шли мы твердой стопой,
Уходили все дальше, и дальше с тобой.

В Небесах потускнел, побледнел Скорпион,
И пурпурной зарей был Восток напоен.

И пурпурной зарей озарился весь мир:
Просветленной любви он приветствовал пир.

Мечта напевает мне, вторя:
«Мой милый, желанный. Приду!»
Над синею влагою Моря,
В ладье легкокрылой я жду.

Я жду, и заветное слово
«Люблю» повторяю, любя,
И все, что есть в сердце святого,
Зовет, призывает тебя.

Приди, о, любовь золотая,
Простимся с добром и со злом,
Все Море от края до края
Измерим быстрым веслом.

Умчимся с тобой в бесконечность,
К дворцу сверхземной Красоты,
Где миг превращается в вечность,
Где «я» превращается в «ты».

Хочу несказанных мгновений,
Восторгов безумно святых,
Признаний, любви, песнопений
Нетронутых струн золотых.

Тебе я отдам безвозвратно
Весь пыл вдохновенной души,
Чем жизнь как цветок ароматна,
Что дышит грядущим в тиши.

С тобою хочу я молиться
Светилам нездешней страны,
Обняться, смешаться, и слиться
С тобой, как с дыханьем Весны.

С тобою как призрак я буду,
Как тень за тобою пойду,
Всегда, неизменно, повсюду.
Я жду!

Между ночью и днем

Восходящее Солнце, умирающий Месяц,
Каждый день я люблю вас и жду
Но сильнее, чем Месяц, и нежнее, чем Солнце
Я люблю Золотую Звезду.

Ту звезду золотую, что мерцает стыдливо
В предрассветной мистической мгле,
И в молчаньи вечернем, холодна и прекрасна,
Посылает сияние Земле.

Тем, кто днем утомился и враждой и заботой,
Этот блеск о любви говорит,
Для того, кто во мраке тосковал беспросветно,
Он с высот упованьем горит.

Оттого так люблю я ту Звезду-Чаровницу:
Я живу между ночью и днем,
От нее мое сердце научилося брезжить
Не победным, но нежным огнем.

Другие статьи в литературном дневнике:

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Источник

Не дай погаснуть Свету своему!

Не уходи смиренно, в сумрак вечной тьмы,
Пусть тлеет бесконечность в яростном закате.
Пылает гнев на то, как гаснет смертный мир,
Пусть мудрецы твердят, что прав лишь тьмы покой.
И не разжечь уж тлеющий костёр.
Не уходи смиренно в сумрак вечной тьмы,
Пылает гнев на то, как гаснет смертный мир.

Оказалось, что это не полный стих, а лишь первые строки из стихотворения Томаса Дилана (Томас Дилан). Полный стих на английском звучит так:

Do not go gentle into that good night,
Old age should burn and rave at close of day;
Rage, rage against the dying of the light.

Though wise men at their end know dark is right,
Because their words had forked no lightning they
Do not go gentle into that good night.

Good men, the last wave by, crying how bright
Their frail deeds might have danced in a green bay,
Rage, rage against the dying of the light.

Wild men who caught and sang the sun in flight,
And learn, too late, they grieved it on its way,
Do not go gentle into that good night.

Grave men, near death, who see with blinding sight
Blind eyes could blaze like meteors and be gay,
Rage, rage against the dying of the light.

Читайте также:  Цель продумана до конца как пишется

And you, my father, there on the sad height,
Curse, bless, me now with your fierce tears, I pray.
Do not go gentle into that good night.
Rage, rage against the dying of the light.

Я стал искать в Сети и нашел аж несколько переводов данного произведения Томаса Дилана «Do not go gentle into that good night», которые мне понравились еще больше, чем то, что звучало в фильме «Интерстеллар». Вот одно из них:

Не гасни, уходя во мрак ночной.
Пусть вспыхнет старость заревом заката.
Встань против тьмы, сдавившей свет земной.

Мудрец твердит: ночь — праведный покой,
Не став при жизни молнией крылатой.
Не гасни, уходя во мрак ночной.

Подлец, желавший солнце скрыть стеной,
Скулит, когда приходит ночь расплаты.
Не гасни, уходя во мрак ночной.

Слепец прозреет в миг последний свой:
Ведь были звёзды-радуги когда-то.
Встань против тьмы, сдавившей свет земной.

Отец, ты — перед чёрной крутизной.
От слёз всё в мире солоно и свято.
Не гасни, уходя во мрак ночной.
Встань против тьмы, сдавившей свет земной.

Коль мудр, в конце пути не удивись тому,
Что тщетная мольба свет снова не вернет.
Не позволяй себе уйти смиренно в ночи тьму.

Коль сердцем добр, то избеги душевных смут,
Не сожалей, что сгинул вешний хоровод!
Кто вечно ищет свет, воздастся лишь тому.

Не уходи безропотно во тьму,
Будь яростней пред ночью всех ночей,
Не дай погаснуть свету своему!

Хоть добрый видит: не сберечь ему
Живую зелень юности своей,
Не дай погаснуть свету своему.

А ты, хватавший солнце налету,
Воспевший свет, узнай к закату дней,
Что не уйдёшь безропотно во тьму!

Красиво, не правда ли? И какой глубокий смысл!

И у меня, по мотивам всего вышеизложенного родились такие вот строки:

Так встань же против Тьмы, сдавившей свет!
Восстань ты против Злобы и всех Бед!
Не уходи безропотно во тьму!
Не дай погаснуть свету своему!

Будь яростней пред ночью всех ночей!
Не уходи смиренно, будь смелей!
Не гасни, уходя во мрак ночной!
Встань против Тьмы, сдавившей свет земной!

Источник

Ты поскачешь во мраке

Другое название стихотворения «Лесная баллада»

Ты поскачешь во мраке, по бескрайним холодным холмам,
вдоль березовых рощ, отбежавших во тьме, к треугольным домам,
вдоль оврагов пустых, по замерзшей траве, по песчаному дну,
освещенный луной, и ее замечая одну.
Гулкий топот копыт по застывшим холмам — это не с чем сравнить,
это ты там, внизу, вдоль оврагов ты вьешь свою нить,
там куда-то во тьму от дороги твоей отбегает ручей,
где на склоне шуршит твоя быстрая тень по спине кирпичей.

Ну и скачет же он по замерзшей траве, растворяясь впотьмах,
возникая вдали, освещенный луной, на бескрайних холмах,
мимо черных кустов, вдоль оврагов пустых, воздух бьет по лицу,
говоря сам с собой, растворяется в черном лесу.
Вдоль оврагов пустых, мимо черных кустов, — не отыщется след,
даже если ты смел и вокруг твоих ног завивается свет,
все равно ты его никогда ни за что не сумеешь догнать.
Кто там скачет в холмах… я хочу это знать, я хочу это знать.

Кто там скачет, кто мчится под хладною мглой, говорю,
одиноким лицом обернувшись к лесному царю, —
обращаюсь к природе от лица треугольных домов:
кто там скачет один, освещенный царицей холмов?
Но еловая готика русских равнин поглощает ответ,
из распахнутых окон бьет прекрасный рояль, разливается свет,
кто-то скачет в холмах, освещенный луной, возле самых небес,
по застывшей траве, мимо черных кустов. Приближается лес.

Между низких ветвей лошадиный сверкнет изумруд.
Кто стоит на коленях в темноте у бобровых запруд,
кто глядит на себя, отраженного в черной воде,
тот вернулся к себе, кто скакал по холмам в темноте.
Нет, не думай, что жизнь — это замкнутый круг небылиц,
ибо сотни холмов — поразительных круп кобылиц,
из которых в ночи, но при свете луны, мимо сонных округ,
засыпая во сне, мы стремительно скачем на юг.

Обращаюсь к природе: это всадники мчатся во тьму,
создавая свой мир по подобию вдруг твоему,
от бобровых запруд, от холодных костров пустырей
до громоздких плотин, до безгласной толпы фонарей.
Все равно — возвращенье… Все равно даже в ритме баллад
есть какой-то разбег, есть какой-то печальный возврат,
даже если Творец на иконах своих не живет и не спит,
появляется вдруг сквозь еловый собор что-то в виде копыт.

Ты, мой лес и вода! кто объедет, а кто, как сквозняк,
проникает в тебя, кто глаголет, а кто обиняк,
кто стоит в стороне, чьи ладони лежат на плече,
кто лежит в темноте на спине в леденящем ручье.
Не неволь уходить, разбираться во всем не неволь,
потому что не жизнь, а другая какая-то боль
приникает к тебе, и уже не слыхать, как приходит весна,
лишь вершины во тьме непрерывно шумят, словно маятник сна.

Читайте также:  Язык ввода по английски как пишется

Источник

Каста — Сказка

Слушать Каста — Сказка

Слушайте Сказка — Каста на Яндекс.Музыке

Текст Каста — Сказка

[Куплет 1, Каста]:
В сером королевстве, во мраке и холоде,
В надменном, с бледными цветами городе,
Погрязшем навеки в болезнях и голоде,
Дрожащем свете молнии, ночного грома грохоте.

В пустой дворцовой комнате душно от копоти.
Юный принц грустит, блестит слеза на вороте,
Шевелятся губы, и дело не в совести,
А в подлости мира, свет свеч танцует в тусклом золоте.

Что слышно в его шепоте — крик безысходности,
Безнадёжность, как у летящего к пропасти.
Причина тому таится в голосе,
Зополневшем голову голосе, отцовском голосе:

[Припев]:
Нет Солнца в небе без облаков,
«Нет на свете принцесс — это сказки для дураков!
И уж поверь мне — нет Бога,
Сын, поверь мне — нет Бога.»
И он верил.

[Куплет 2, Каста]:
И вот однажды ночью, что темнее сажи,
Он тихо вышел из замка мимо спящей стражи,
Нарушив запрет, что дал король отец,
Но это уже не важно,всему приходит конец.

Он шёл по мокрым улицам прочь из города,
По жухлой траве, мёртвой без Солнца, от голода.
По лесу, что черней крыла чёрного ворона
Сквозь густую чащу, полную ночных шорохов.

То ли сон наяву-всё закружилось вокруг,
То ли яви во сне-всё ожило вдруг,
И как глухой туман заполнил тьму,
Знакомый с детства голос, отцовский голос:

[Припев]:
Нет Солнца в небе без облаков.
«Нет на свете принцесс — это сказки для дураков!
И уж поверь мне — нет Бога,
Сын, поверь мне — нет Бога.»
И он уснул.

[Куплет 3, Каста]:
И вот на утро, под сенью старого дуба,
Он проснулся от незнакомого звука,
От чудного пения птиц, встречавших Солнце
И вдалеке на холме увидел незнакомца.

Он подошёл к нему ближе — и что он видит?
Там внизу за холмом, на солнечной равнине
С цветами в руках, с венками в русых волосах,
Гуляют девушки на зелёных лугах.

«Скажи мне, путнику, старец, разве так бывает,
Что тёмный тучи на небе Солнца не скрывают?
И кто эти девы, что в лугах гуляют,
Такие светлые, что сердце замирает, тает?»

«Ну разве ты не видишь или глазам не веришь,
Что нет ни облака, ни тучи на ясном небе,
А эти девы, что цветы вплетают в косы
Все принцессы» — так, старик ответил на вопросы.

«Послушай, милый старец, пожалуйста, ответь мне:
Ведь если вправду всё это есть на белом свете,
То есть и Бог где-то?» Старик пригладил бороду,
Улыбнулся:»Я и есть Бог.» И принц вернулся:

«Отец,я видел Солнце в небе без облаков,
Я видел принцесс, таких красивых, что не хватит слов.
Отец, ты знаешь, я видел Бога
Отец, я говорил с Богом.»

Но король ответил:
«Нет Солнца в небе без облаков,
Нет на свете принцесс — это сказки для дураков.
И уж поверь мне — нет Бога,
Сын, запомни — нет Бога, нет Бога!»

«Отец, ну как же, я видел всё своими глазами,
Так же как вижу тебя, я мог коснуться руками,
Той листвы, что растёт под ясным небом,
Старца-Бога, принцесс, красивых, светлых.»

«Скажи мне, сын, гладил ли бороду старец?»
Принц задумался, припомнил и ответил:»Гладил»
И красным злобным рубином блеснула корона,
И смеялся король с высокого трона.

«Это жест кудесника, он надул тебя,
Ты не попал бы впросак, если б слушал меня.»
Но эти слова летели принцу вдогонку
А в голове звучал голос, громко, звонко:

[Припев]:
Нет Солнца в небе без облаков.
«Нет на свете принцесс — это сказки для дураков!
И уж поверь мне — нет Бога,
Сын, поверь мне — нет Бога.»

[Куплет 4, Каста]:
И вот он на лугу снова,
«Послушай, старец, меня ты больше не обманешь,
Отец мой сказал кто ты, ты сам знаешь,
Что нет на свете Солнца в небе без облаков,
Нет на свете принцесс и не бывает Богов.»

Ты всего лишь кудесник, и всё, что есть вокруг —
Обман или магия — дело твоих рук.»
А в ясном небе резвились птицы бодро
И ответил старик, так по-отечески, добро:

«Сынок, зря ты так, ведь обманул не я тебя,
Ты сам пришёл — значит это судьба.»
Знай, что Солнце в твоём городе ярко светит
И там полно принцесс, ещё красивей, чем эти.»

Но отец твой король наслал чары на сына
И ты не видишь их, смотришь мимо.»
Тут горечь обиды сдавила принцу грудь,
Он попрощался, пустился в обратный путь.

«Папа, выходит, не король ты,
А всего лишь кудесник. Это правда?
Только ответь мне честно.»
Отец отвел взгляд в сторону,
Склонил голову и промолчал,
В ответ погладив бороду.

«Папа, значит тот, на лугу, Бог, а не лгун,
Такой же кудесник и он тебя обманул!
И что же останется, когда развеятся чары?»
«А ничего не останется.»- Отец отвечает.

Источник

Поделиться с друзьями
Познавательное и интересное
Adblock
detector