Торжественно клянусь что замышляю только шалость как пишется

Невероятная проделка близнецов Уизли: Конец Света. (джен)

Торжественно клянусь, что замышляю только шалость!

— Ненавижу готовиться к контрольным! — воскликнул Джордж, обхватив ладонями голову и тупо уставившись в учебник по трансфигурации.

— А смысл готовиться? Я и так знаю, что провалю её, — проворчал Фред, откидывая книгу в сторону и безнадёжно уставляясь в потолок.

— Одну её? Да ты не открывал учебник с самого сентября, — засмеялся Джордан. — Равно как и Джордж, впрочем.

— Маму только жалко, — зевнул Фред и потёр глаза. — Хотя она и настояла на наше возвращение в Хогвартс в этом году.

— Между прочим, Ли, мы умудряемся совмещать “Вредилки” вместе с уроками, — вставил Джордж, всё ещё пытаясь что-то выучить, хотя строчки мелькали в глазах, не задевая сознание. — Хотя. мы же всё равно по учёбе почти ничего не делаем.

— Ага, Гриффиндор лишился уже двухсот баллов из-за вас, МакГонагалл особенно лютует, — вздохнул Ли. — Однако, те ваши Забастовочные Завтраки стоят того.

— Джордж, нам нужно срочно придумать способ отменить контрольную, — уверенно произнёс Фред.

— И каким образом? — поднял брови Джордан. — Ребят, я за вас всеми руками и ногами, но по-моему, помешать МакГонагалл провести контрольную по превращению книги в парту может только конец света.

Если бы только Ли подумал, с кем и о чём он говорит, то может, ничего бы и не произошло. Однако.

— Фред, кажется, у меня идея, — заговорщицки подмигнул близнецу Джордж. — Конец света, если ты понимаешь, о чём я говорю.

— Как никогда лучше, Джордж, — в глазах брата замелькали чёртики.

— Я, конечно, понимаю, что у вас мания самовеличия в запущенной форме, — вздохнул Ли. — Но пытаться устроить апокалипсис — слегка перебор, нет?

— Это не сложнее, чем сделать исправно работающие Рвотные батончики, — до ушей улыбнулся Фред. — Где-то даже и легче. Помнишь, Джордж, как тебя однажды блевало после первого экспериментального образца?

— Ещё бы забыть. Ли, как насчёт пари? — предложил Джордж. — Если мы и впрямь сорвём контрольную по трансфигурацию (в чём лично я не сомневаюсь), то ты нагишом пробежишься из башни Гриффиндора до озера и искупаешься с гигантским кальмаром, идёт?

— Да хоть вам гимн Хогвартса дуэтом с тем же кальмаром спою, всё равно вам это не удастся, — покачал головой Джордан. — И контрольная даже меньше, чем через два дня, вы даже не успеете изобрести ту штуку, которая уничтожит мир.

— Джордж, пошли: похоже, что у нас много работёнки, — воскликнул Фред и, забыв на полу гостиной Гриффиндора учебник трансфигурации, побежал с братом в их тайное место.

Ли лишь усмехнулся братьям вслед и махнул рукой.

— Фред, ты готов? — с азартным блеском в глазах спросил Джордж, перетягивая один край мантии-невидимки на себя.

— Как всегда, Джордж, — весело шепнул Фред, снова отнимая кусок серебристой материи у брата.

— Ну, сколько она ещё может копаться? — нетерпеливо сказал второй близнец, наблюдая за тем, как Трелони в метре от них поплотнее запахивается в свою шаль и зажигает палочкой свечи на столе.

Стрекоза устраивает сеанс гаданий ровно в восемь вечера, каждый день. Этой информации, а также мантии-невидимки хватило Фреду и Джорджу, чтобы устроить самую настоящую проделку. если не считать их безграничного энтузиазма с каплей безумия и чёрного юмора, конечно.

— Свет мой шарик, ты скажи, да всю правду покажи, что же будет со мной завтра, послезавтра, и вчера?

Братья переглянулись: пора!

— О! Сивилла! — завёл Фред глухим голосом и тихонько пустил из волшебной палочки сноп красных искр, которые устремились в высокий потолок башни и весело взорвались на самом верху. Спектакль начался, декорации готовы, занавес опустился, актёры вышли на сцену.

— Мы, духи, пришли к тебе, дабы сообщить: на смертный мир прогневались высшие боги и приняли решение: двадцать первого декабря этого года, этого тысячелетия, произойдёт страшный апокалипсис! — продолжил Джордж.

— Молитесь, пока есть время! Добейтесь прощения своим грехам!

Дверь в башню приотворилась, кто-то зашёл к Сивилле, но Фред и не думал прекращать театр абсурда. Чем больше свидетелей сумасшедствия, тем лучше.

С лица так не вовремя (или, всё-таки, вовремя?) зашедшей Минервы МакГонагалл можно было писать картину.

— Конец света состоится в десять нуль-ноль по этому смертному времени. Вы должны предупредить учеников и освободить их от всех уроков: дети не должны встретить свой роковой час, сидя за учебниками в классе.

“О Мерлин, что я несу” — подумал близнец и тут же замолчал.

Джордж слегка заигрался, но МакГонагалл и Трелони, находясь в неописуемом состоянии, как будто ничего не заметили.

— Вы должны предупредить всех, — повторил за братом Фред. — Смертные людишки имеют право знать, какой неожиданный конец им уготовлен!

Решив, что шока двум профессорам, кажется, хватило, Джордж погасил палочкой свечи на столе у Трелони. Башня погрузилась в полную темноту.

— Сивилла, наверное, это была чья-то очень глупая шутка, — тихо произнесла МакГонагалл. — Люмос!

”Как хорошо, что эта мантия-невидимка продлённого действия” — усмехнулись близнецы, затаив дыхание. Минерва МакГонагалл пусть и подозрительная, но она же ничего не увидит.

— Я знала! Мы все умрём! — чуть ли не радостно воскликнула прорицательница, вскочив с места и подняв руки вверх. — Я говорила вам это, Минерва, но вы не хотели меня слушать!

Женщина поправила остроконечную шляпу и устало закрыла глаза.

— Я не думаю, что то, что сейчас произошло — и в самом деле духи. Нам нужно рассказать это Альбусу.

— Даже когда всё настолько ясно и отрицать посещение моей башни пророками невозможно, вы приступаете к спору, Минерва, — раздражённо протянула Трелони, звякнув многочисленными браслетами.

— Пойдёмте прямо сейчас к директору, — сдержанно сказала она и рывком поднялась с софы. — Это дело не требует отлагательств.

Когда дверь башни захлопнулась, близнецы сняли мантию и затряслись в беззвучном хохоте.

— Будем надеяться, что наш милый директор хотя бы немножко поверит прорицательнице.

— А если он её слова оставит без внимания, то не беда. Всё-таки, хорошо, что Снейп ушёл со своей должности. Теперь у нас есть такой забавный старичок, как Слизнорт, — расплылся в улыбке Джордж. — А с ним мы уже разобрались. Кстати, Фред, как насчёт сообщить сенсацию Рите Скитер? Всё-таки, она наша давняя должница.

Гораций Слизнорт неторопливо убирался в своём огромном кабинете. После того, как его предшественник Северус Снейп стал до смерти бояться жаб (когда Гораций попробовал выяснить причину этой странной фобии, Минерва МакГонагалл вместе с Помоной Стебль затряслись в истерическом хохоте, а Альбус Дамблдор загадочно улыбнулся и сказал, что это слишком длинная история) и спешно ушёл со своей должности *, в кабинете зелий остался относительный порядок. Северус любил раскладывать всё по полочкам, а Гораций был самозабвенным неряхой. В итоге, скопившийся за четыре месяца хлам попросту занял все шкафы в кабинете.

И после уроков нынешний профессор зельев вдруг ощутил сильнейшее желание навести уборку в своём кабинете. Он принялся убирать ненужные колбочки, пробирки, которые потеряли свою затычку, засохшие чернильницы, гусиные перья и ещё много всякого абсолютно бесполезного мусора.

В какой-то момент один смятый пергамент привлёк внимание Горация. Озадаченно развернув его, зельевар ахнул:

— Это же давно утерянный календарь Мерлина! Как он здесь оказался? Мы все умрём.

Шалость удалась.

— Жвачка “Друбблс”, — быстро сказала МакГонагалл, отдышавшись от быстрого бега. — Сивилла, скорее!

Прорицательница чуть поотстала, и прошла в кабинет Дамблдора на несколько секунд позже, чем декан Гриффиндора.

Читайте также:  Что бы он не делал все выходило плохо как пишется

— Зачем торопиться, всё равно наша судьба уже предопределена, — трагически вздохнула она, не замечая, что выражение лица МакГонагалл за её спиной приобрело гримасу человека, съевший кислый лимон.

Женщины подошли к Дамблдору, только тут замечая, что рядом с ним стоят ещё два преподавателя.

— Помона, Гораций, почему вы здесь? — удивилась Минерва, глядя на их чрезвычайно взволнованные лица.

— Профессор Трелони, профессор МакГонагалл, преподаватели пришли с вестью об ужасных знаках, что явились им, — сказал Дамблдор, разворачивая фантик от лимонной дольки, как будто говоря о погоде.

— Бешеные огурцы на моём огороде были убиты метеоритом, свергнувшимся с неба! — воскликнула Стебль, прижимая руки к лицу. — Все до одного тридцать шесть огурцов, которых я оберегала шесть лет.

— Почему вы говорите о покойных огурцах, как о живых созданиях? — поинтересовался Дамблдор, кладя в рот лимонную дольку.

— Я скорбела о них как о живых! — заревела Помона, пытаясь утереться грязным платком.

— Вы можете излечить их взмахом волшебной палочки, — устало махнул рукой Альбус. — Но то, что на них упали метеориты — это серьёзно.

— Дамблдор, я нашёл давно утерянный календарь Мерлина, который заканчивается завтрашним днём! Это несомненное доказательство, что мы все погибнем, — горестно сказал Слизнорт, кладя на стол директора смятый пергамент. — И я думаю, что метеориты, погубившие урожай бешеных огурцов — только начало, только прелюдия.

Минерва судорожно вздохнула и второпях рассказала Дамблдору о произошедшем в башне, прерываемая поддакиванием Сивиллы.

Альбус кинул взгляд на пергамент, поднесённый Слизнортом, и незаметно улыбнулся. Знакомые каракули.

Июнь прошлого года:

Фред и Джордж вошли в кабинет директора, немного настороженно смотря на Дамблдора. Последний лукаво им улыбнулся и радушно сказал:

— Дорогие мистер Уизли и мистер Уизли, не передать словами, как я вам благодарен. Если бы не ваш своеобразный юмор, я бы снова стал директором Хогвартса куда позже. да и некоторые измены в области профессоров только к лучшему. Надеюсь, после небольшого приключения* профессор Трелони скоро уйдёт в отставку. Наш дорогой зельевар уже ушёл. Вот и хорошо, а то последние шесть лет никак не прекращал доставать меня просьбами сделать его преподавателем защиты от Тёмных Искусств, — Альбус засмеялся. — Мистер Филч наконец-то понял, что в нашем замке ему совсем не место, и решил заняться бизнесом в мире маглов. Признаться, это ему только на пользу. А про Долорес Амбридж я вообще молчу.

Фред и Джордж улыбнулись, переглянувшись.

— Я давно так не веселился. Если у вас появятся новые соображения по поводу масштабной проделки — говорите мне. Единственное условие: Хогвартс не должен пасть после вашей очередной выходки, — подмигнул близнецам директор.

— Альбус, что вы думаете на счёт всего этого? — тревожно спросила Минерва.

“Жаль, конечно, старушку, но адреналин не помешает в любом возрасте”, — подумал директор.

— Все эти таинственные знаки указывают на то, что наш мир очень скоро падёт. Конца света вряд ли удастся избежать, но мы можем попробовать. — задумчиво сказал Дамблдор. — Мы устроим ритуал, завтра в десять. Все уроки будут отменены. Сообщите ученикам и остальным педагогам.

Весть о том, что миру грозит неминуемая гибель, распространилась в Хогвартсе со скоростью гоночной метлы. К ночи весь замок дрожал от страха. Кроме, пожалуй, директора и двух самых необыкновенных учеников.

Утром же Альбус Дамблдор выступил со своей речью к ученикам:

— Перед тем, как вы начнёте завтракать, я бы хотел сказать несколько слов. Ни для кого не секрет, что вскоре мир может быть уничтожен — но мы можем попытаться избежать этой катастрофы, — громко сказал Дамблдор. — Для этого ровно в десять часов утра мы проведём ритуал.

Ученики зашептались ещё более взволнованно. Кажется, слово “ритуал” у них ассоциировался со словом “жертвоприношение“.

— Не волнуйтесь, дорогие ученики и преподаватели! Никто не пострадает, — сказал Дамблдор, пряча улыбку в седой бороде. — Все должны собраться здесь, в десять часов. Не теряйте надежды!

— Как жаль, что я являюсь директором школы, ведь я бы проводил в таких забавах целые дни, если бы был юнцом, — мечтательно произнёс Дамблдор, отправляя в рот ещё одну лимонную дольку. Напротив него одинаковыми улыбками ухмылялись Фред и Джордж, тоже угощаясь магловскими сладостями.

— Господин директор, но почему вы не устраивали такие проделки в школе? — с набитым ртом спросил Фред, почувствовав себя с профессором Дамблдором как дома. Общие безобидные (и не очень) шалости сблизят тебя хоть с кем.

— Почему ты решил, что я не устраивал? — глаза директора школы хитро блеснули. — Только меня никогда не ловили. Но, признаться, у меня не было подобной масштабности.

— А всё-таки, здорово вы тогда, профессор, придумали условия ритуала! — вклинился в разговор Джордж. — Я даже сделал пару снимков колдокамерой, когда МакГонагалл и Трелони строили из себя уточек.

— Ты смотрел только на них? Видел бы ты, с каким лицом стоял наш друг Ли. Понял же ведь, чья это работа, — сказал Фред. — Ох, чую, что ему придётся исполнять героический прыжок в озеро с кальмаром.

Трое шутников ещё долго разговаривали в кабинете, не обращая внимания на недоумённо-возмущённые взгляды директоров на картинах.

— Мерлиновы кальсоны, как вы это сумели? — спросил Ли, всё ещё стыдливо прикрываясь руками. — Никогда не поверю, что это вы всех убедили в конце света, но Мерлин возьми!

— Может, хватит так часто повторять имя старичка, его и так вчера вечером слишком часто упоминали, особенно во время ритуала.

— Кстати, почему это я вас тогда не видел? — нахмурился Ли, всё ещё с боязнью глядя на дверь спальни мальчиков: дал по неосторожности пробежать до самого озера голым целых четыре этажа, а теперь попробуй с близнецами, выкрутись.

— Меньше знаешь, крепче спишь, — отрезал Джордж. — Давай, Ли, беги!

Джордан обречённо вздохнул, с гневным укором смотря на хохочущих Фреда и Джорджа, решительно открыл дверь — и побежал со скоростью марафонского бегуна. Только недолго. Послышался стук и глухое ругательство — Ли упал с лестницы. А ещё через пару секунд послышались удивлённые восклицания и смех.

— Шалость удалась, Фордж, — сквозь прорывающийся смех сказал Дред, приготавливаясь к увлекательному прослушиванию гимна Хогвартса, который бедный Ли, так неосторожно дающий обещания, будет исполнять дуэтом с гигантским кальмаром.

Примечание: * — об этих проделках близнецов Уизли читайте в приквеле «Невероятная проделка близнецов Уизли. Укрощение строптивых».

Невероятные проделки близнецов Уизли

Фанфики в серии: авторские, все мини, все законченные Общий размер: 30 Кб

Источник

Я торжественно клянусь, что замышляю шалость и только шалость.

Дубликаты не найдены

В любом обсуждении вселенной Гарри Поттера

Теперь точно свободен!

Привет друзья! Продолжение к прошлому посту Добби свободный эльф!

Праздничные выходные это хорошо. Появилось время закончить этого парня, вот собственно и он сам)

Всех с наступившим! Критика как всегда в почете)

Помогите найти песню

Уважаемые поттероманы, нужна ваша помощь! Никак не могу найти песню, звучащую в Узнике Азкабана в момент, когда Гарри входит в Дырявый котел

Шазам не помогает, в остах ее нет. Может, кто-то знает, где найти?

Шарф с Гарри Поттером

Всем доброго утра и хорошего начала рабочей недели. Сегодня хочу показать ещё один шарф по ГП. Общий вид:

То, что не влезло на фото с общим видом:

Чтобы связать такой же, вам понадобится:

2) Спицы 2,5 мм. В моём случае это были Knit Pro Nova Cubics.

3) Около 60 часов свободного времени.

4) Схема вязания. Схема продаётся за деньги, поэтому по правилам сообщества я не могу дать на неё ссылку. Но если вы загорелись идеей, то легко нагуглите автора по запросу Tess Campbell.

5) Владение техникой двустороннего жаккарда. При поиске на ютуб сможете найти множество детальных мастер-классов.

И конечно же вам понадобятся чай и печеньки)

У меня шарф получился следующих размеров:

Спасибо, что дочитали до конца. Если возникнут вопросы, оставляю ссылку на мой вк:

Читайте также:  Участвуйте в розыгрыше как пишется

Ну, Волдеморт, ну погоди!

Квест Гарри Поттер и Дары Смерти в домашних условиях

Я одна из многих фанаток историй о Гарри Поттере, которая выросла на этих книгах и фильмах вместе со своими друзьями в далёких 90х. По счастливому стечению обстоятельств, мои друзья, многие уже со своими супругами, разделяют мои увлечения, связанные с организацией и участием в тематических вечеринках на досуге. Чаще всего это ежегодные вечеринки в честь Хэллоуина у нас дома. В этом году я впервые решила организовать вечеринку в стиле ГП. Я сделала ставку на 2 вещи: оформление квартиры, и квест. По желанию можно было прийти в костюмах, что мои друзья практически все и сделали.

Для оформления квартиры я использовала большое количество антикварных вещей, которые позаимствовала из художественной студии: стеклянные бутылки, старые керосиновые лампы, потертые чемоданы, старинные часы, и даже чучело совы. Этот год был щедр на тыквы, поэтому не обошлось и без самого главного символа любого Хэллоуина. В ручную были сделаны летающие ключи из первой части (точнее крылья для них) и золотой снитч, а так же волшебные палочки. Были распечатаны письма из Хогвартса, этикетки для зелий и значки факультетов на самоклеящейся бумаге. Надувные черные и оранжевые шары дополнили праздничную картину. На входе в квартиру была распечатана обложка карты мародеров, а гостей при встрече просили отгадать пароль. Пароль был «Торжественно клянусь, что замышляю только шалость».

Источник

Невероятная проделка близнецов Уизли: Укрощение строптивых (джен)

Торжественно клянусь, что замышляю только шалость!

— Всё сработало, Фредди! — хохотнул Джордж, — похоже, что наша любезная директриса, двое учителей и завхоз уже на необитаемом острове где-то в Красном море!

— Так держать, Джордж! — воскликнул Фред. — Дай пять!

Братья засмеялись, накинули мантию-невидимку (которую заранее попросили у Гарри) и взяли в руки двухсторонний портал-перо. Их ждала самая необычная из всех их проделок.

Несколько дней назад:

— Итак, Джорджи, у нас есть два портала на маленький островок в Красном море. Один из них двухсторонний, — подвёл итог Фред.

— А также четыре бутылки рома с амортенцией, некоторые запасы еды, три гамака, и тоже на этом острове. — Подхватил Джордж.

— Остаётся добавить туда несколько противных учителей — и самая масштабная проделка готова! — коварно усмехнулся Фред, — кому предстоит небольшой отпуск? Кого возьмём?

— Филча! — мгновенно сказал Джордж, — и Амбридж, конечно! Хоть на денёк, да и помучаем этих тиранов!

— И Снейпа, — вставил Фред, — нужно, чтобы жаба дала ему амортенцию, тогда он по уши влюбится в неё! Это нужно будет заснять, мне Криви одолжил свой фотоаппарат!

— Хмм. кого бы ещё захватить? — задумчиво протянул Джордж, — кого мы сведём с Филчем? Мадам Пинс?

— Давай Трелони? Может, хоть глаз свой третий закроет, — театрально вздохнул Фред.

— Браво, Фредди! Ну ладно, тогда давай поподробнее составим план действий.

Северус Снейп помешивал у себя в котле чудесную золотую жидкость — Феликс Фелицис, когда к нему в окно постучала школьная сипуха. Зельевар, с раздражением, что его оторвали от любимого дела, развернул принесённый свиток:

Уважаемый Северус Тобиасович Снейп!

Явитесь сегодня в 21:00 для собеседования в коридор восьмого этажа. Дело крайне серьёзное, а по некоторым причинам пригласить вас в свой кабинет я не могу.

Директор школы чародейства и волшебства Хогвартс Долорес Джейн Амбридж.

Снейп со злостью отбросил письмо: эта Амбридж — чудачка! Приглашать в самое пустынное место Хогвартса для собеседования! Не назначила ли она ему свидание? Северус с отвращением подумал о жабьей морде и выпуклых глазах. Потом, сняв с огня не до конца приготовленный “Феликс”, зельевар посмотрел на настенные часы. Без пяти девять. Снейп вышел из кабинета, громко хлопнув дверью.

Долорес Амбридж сидела в своём кабинете, попивая кофе, в котором было четыре ложки сахара. Она сочиняла новые школьные уставы, как вдруг её мысли нарушил стук в окно. С недовольством Амбридж отодвинула фарфоровую чашечку. В кабинет влетела школьная сова, и, уронив письмо, какнула на голову директрисе. Та, завизжав, оглушила птицу, и применила очищающее заклинание. Потом подняла с пола послание и принялась читать:

Уважаемая Долорес Джейн Амбридж!

Я располагаю тайной информацией о месте нахождения Альбуса Дамблдора. Я вам всё расскажу, придите сегодня в девять часов вечера в коридор восьмого этажа.

Северус Тобиасович Снейп, профессор зельеварения школы чародейства и волшебства Хогвартс.

Амбридж широко улыбнулась от предвкушения. Наконец-то она узнает, где прячется этот старикашка! Розовые часы с изображённым на ними котёнком показывали без четырёх минут девять. Директриса со всех ног побежала к месту встречи.

В это время в каморке завхоза Филча был страшный беспорядок. Сквиб сортировал новые бумаги с указами, которые Амбридж ещё не успела рассмотреть. Маленькое, грязное окошко было открыто. В комнату залетела белая сова, и, ухнув, клюнула Филча в макушку. Он застонал от боли и запустил какой-то книгой в птицу, но промахнулся. Затем завхоз заметил, что птица принесла ему какую-то записку:

Аргус! Приходи сегодня к девяти часам в коридор восьмого этажа. Я хочу рассмотреть все непринятые указы. Если придёшь поскорее, то разрешу в качестве наказания применить подвешивание учеников за большие пальцы!

Директор школы чародейства и волшебства Хогвартс Долорес Джейн Амбридж.

Филч так обрадовался этому письму, что даже ни на минуту не задумался об абсурдности обговаривать указы в коридоре. Впрочем, сквиб свято верил любому слову директрисы, и даже если бы задумался, то пришёл бы к решению: начальство всегда право. Потому завхоз посмотрел на свои запыленные наручные часы: было без трёх минут девять. Филч испугался и со скоростью света помчался на заветную встречу. Миссис Норрис, которую он оставил одну в своей каморке, недовольно мяукнула.

Сивилла Трелони мечтательно смотрела на звёзды с Северной башни. Закаты прорицательница любила. Под них она обычно придумывала мрачные предзнаменования, которые позже изрекала кому-нибудь из учеников. К сожалению, жизнь Трелони в этом году изменилась в худшую сторону: жабе Амбридж не понравилось её предсказание, и она оставила бедную Сивиллу на испытательный срок. Внезапно прорицательница разглядела какую-то чёрную точку вдалеке.

“Это знак смерти. это знак судьбы! Меня уволят! Я умру от голода и в полной нищете!” — мгновенно сочинила Трелони и страшно взволновалась. Она с таким энтузиазмом думала о своей предстоящей кончине, что прозевала момент, когда чёрная сова (а это была она) врезалась в несчастную Сивиллу. Птица просто не успела затормозить. Сова бросила прорицательнице свиток с письмом и улетела, слегка покачиваясь. Около минуты Трелони приходила себя, после такого столкновения, и, наконец, схватила послание и начала читать:

Если ты не поторопишься, и не придёшь в коридор восьмого этажа к девяти часам для того, чтобы обговорить твои должностные полномочья, то твои шансы на увольнение стремительно возрастут.

Директор школы чародейства и волшебства Хогвартс Долорес Джейн Амбридж.

Сивилла побелела. “И всё-таки, косвенно моё предсказание самой себе сбылось” — подумала женщина и одним махом высушила бутылку кулинарного хереса. Бедняжка бы подумала об абсурдности приглашать для собеседования в пустынный коридор, но Трелони было не до того. Страх увольнения пересилил все остальные чувства, и Сивилла побежала к назначенному месту.

Девять часов вечера, коридор на восьмом этаже.

Когда Амбридж прибежала в назначенное место, то Снейп уже дожидался её.

— И о чём же вы хотели поговорить со мной, директор? — язвительно протянул зельевар.

Долорес остановилась как вкопанная:

— О чём я?! Это вы меня позвали, для того, чтобы выдать место нахождения Альбуса Дамблдора! — закричала Амбридж, краснея от злости, — неужто вы передумали? Тогда вас посадят в Азкабан, за скрытие важной информации от Министерства магии!

— Похоже, что вы бредите. Пять минут назад мне пришло письмо, что вы хотели провести собеседование вот здесь, — Снейп повёл рукой на коридор, — о чём вы говорите, я и понять не могу!

Амбридж хотела что-то сказать, но тут её отвлек Филч, который вбежал в коридор, неся кучи стопок бумаг.

— Госпожа! Госпожа! Я принёс все неподписанные декреты, как вы и просили! Вы позволите мне подвешивать учеников за большие пальцы? — завхоз с надеждой посмотрел на директрису.

Читайте также:  Что то недоговаривает как пишется

— Именем Мерлина, что здесь происходит?! — завизжала Амбридж, — вы тут сгово. — она не договорила, потому что увидела ещё одну фигуру, приближавшуюся к ним.

— Дорогая директриса. ик. я пришла, как вы и просили, чтобы обговорить со мной долостные правомочья. короче, что-то в этом роде, — протянула не вполне трезвая Сивилла. Похоже, бутылка кулинарного хереса не прошла даром.

На Амбридж было страшно взглянуть: багровая от злости, с подрагивающими скулами и с раздувающимися ноздрями.

За гобеленом Варнавы Вздрюченного, который находился в метре от директрисы, давились от смеха близнецы Уизли.

— Амбридж, говорите, что хотели сказать побыстрее, у меня ещё Феликс Фелицис готовится! — с раздражением воскликнул Северус.

— Не забудьте подписать эти декреты, я их уже завтра повешу в коридорах! — радостно попросил Филч. Так как Амбридж стояла не в силах что-нибудь сказать, Трелони тут же сказала:

— Может, я к себе в башню пойду. ик.

— Идите все отсюда! Вон! Вон! — заорала, опомнившись, Амбридж. Тут же началось движение.

Тем временем за гобеленом Варнавы Вздрюченного:

— Фредди, сейчас Амбридж раскричится, скорее, доставай летучего змея! — шепнул Джордж. И вовремя — за гобеленом уже раздавался ор директрисы: “Идите все отсюда! Вон! Вон!”

— Локомотор, бумажный змей! — прошептали братья. Поделка из летучей бумаги оказалась порталом, которого близнецы принесли с собой. Змей взмыл вверх, показался из-за гобелена (чем вызвал ещё одни крики Амбридж) и принялся летать. Трелони завизжала, когда огненно-красный змееносец дотронулся до неё. В тот же миг её рвануло вблизи пупка.

Очнулась Трелони на песке. Рядом с ней лежали, тяжело дыша, Амбридж, Филч и Снейп.

Шалость удалась.

— Где мы?— спросила, пошатываясь, Трелони. Амбридж, Снейп и Филч, тем временем, щурясь от яркого света солнца, поднимались с горячего песка.

— Понятия не имею, — сквозь зубы сказал Снейп, — мы оказались здесь, как только огромный летающий змей дотронулся до нас. Похоже, это был портал сюда, на остров.

— Кто его запустил, кто, кто?! — начала истерить Амбридж, топая по земле толстыми ножками в розовых атласных туфлях. — Я напущу на него дементоров, вот так!

— Госпожа, я вам помогу, — проскрежетал Филч. — Не сомневаюсь, что это сделали близнецы Уизли!

— Или Поттер! — отозвался Снейп.

— Друзья мои, но как нам попасть обратно в.. ик.. замок? — поинтересовалась Трелони.

— Друзья? — Амбридж презрительно скривилась. — Соплохвост единорогу не товарищ!

Трелони обиделась и фыркнула:

— Ну хорошо, я поскакала!

Амбридж стала медленно раздуваться от гнева. Филч поспешно сказал, чтобы предотвратить неминуемую драку:

— Дамы, хватит! — скомандовал завхоз, — я тут нашёл бутылочку рома под пальмой, кто желает выпить? — спросил Филч.

“Буду молиться, чтобы там оказался яд” — подумал Снейп.

Выпить решилась Трелони. В тот момент, когда Филч протянул ей бутылку, предварительно отхлебнув из неё, Фред, который стоял в мантии-невидимки чуть поодаль, прошептал заклинание собственного изобретения: “Локомотор амортенция: Трелони — Филч!”

Прорицательница выпила залпом всю литровую бутылку.

— Джорджи, теперь твоя очередь! — шепнул Фред на ухо брату, расплывшись в улыбке. Шокированные Амбридж и Снейп наблюдали, как Трелони бросилась в объятия Филчу.

“Скорее всего, в роме была амортенция. хорошо, что я не выпил!” — с содроганием подумал Снейп, представив, что бы было, если бы он бросился в объятия завхоза!

— Получается, это вы нас сюда затащили, Аргус, чтобы дать любовный напиток сумасшедшей? — громко осведомилась Амбридж. Но Филч явно не слышал её: он уже пел странную серенаду Трелони. Все эти ужасные хрипящие звуки заглушали щелчки фотоаппарата: Фред с усердием делал снимки.

Джордж тем временем наложил заклятие жажды на Амбридж и Снейпа. Те схватились за горло и прошептали “воды!”. Снейп хотел сделать заклинание агуаменти, но поблизости не было ни одного сосуда. Вдруг он заметил неподалёку на песке бутылку с водой. Не задумываясь о возможных ужасных последствиях, Снейп принялся пить. Амбридж, увидев заветную влагу, выхватила бутыль у зельевара и выпила остаток.

“Шалость удалась!” — весело подумал Джордж, прошептав активирующее амортенцию заклинание.

На следующий день четверо учителей ровно ничего не помнили о событиях, которые происходили в тот злополучный день. Порой всплывали какие-то детали, вроде алой помады у Филча и Снейпа на шее, но истолковать их происхождение жертвы Фреда и Джорджа не смогли.

Стоит сказать несколько слов о том, что было после того, как Амбридж выпила амортенцию: после дюжины фотографий и десяти поцелуев Фред и Джордж сжалились над бедными учителями и с помощью двухстороннего портала перенесли их в замок. Там все четверо разошлись, ничего не помня о событиях. Но той же ночью близнецы сделали пятьсот копий (это был адский труд!) тех снимков и разослали их всем в Хогвартсе, а также Рите Скитер и Дамблдору, который скрывался непонятно где (сова сама найдёт). После этого братья поняли, что долго им здесь не жить, и улетели на своих мётлах подальше от профессоров.

Рой сов ворвался в кабинет ЗОТИ, когда Амбридж вела урок у пятого курса. Ученики, удивившись, стали торопливо смотреть посылки, несмотря на гнев директрисы (“мерзкие дети, вы срываете урок!”). Однако сама Амбридж потеряла сознание, узнав себя на фотографии, где она страстно целует Снейпа.

В это время в кабинет зельеварения, где ученики седьмого курса варили Напиток живого сновидения, влетели тридцать школьных сов. Даже Снейп не смог утихомирить подростков, которые принялись распаковывать посылки. А сам профессор упал в собственный котёл (слава Мерлину, он не стоял на огне!) когда увидел себя целующего Жабу Амбридж. Кстати, так как он наглотался своего зелья, то прохрапел ещё целую неделю.

В этот самый момент Джинни, Луна и ещё половина четвёртого курса скучали на уроке прорицаний. Трелони что-то нужно бормотала про хрустальные шары. Внезапно в классную, которая больше походила на чайную, влетела дюжина сов. Трелони испугалась и поскорее посмотрела в посылку. Увидев себя в объятиях глубоко неприятного ей завхоза, бедная прорицательница стала швыряться своими же шарами и колотить их себе об голову.

Через пару минут Филч стал всерьёз беспокоится за состояние стен, потолка и пола, которые внезапно начали трястись. До ушей завхоза также доходил смех, но он посчитал это за галлюцинации: уроки, в конце концов сейчас идут. Вдруг школьная сипуха уронила ему на голову посылку. Кряхтя и ругаясь, Филч заглянул в содержимое. Увидев снимки близнецов, он упал со стула, сломал обе ноги и спину. Ещё месяц он лежал в Святом Мунго, глубоко шокированный.

Осталось лишь сказать несколько фраз о последствиях. Амбридж после полгода приходила в себя после пережитого, отказываясь возвращаться в школу. В Хогвартс приехал Дамблдор, весёлый и загоревший после отдыха на Мальдивах. Северус отказался работать зельеваром, потому что до смерти стал бояться жаб, которые были одним из самых важных ингредиентом всех зелий. Тем более, над ним стали потешаться все ученики, и не помогал даже самый проверенный метод: “Сто пятьдесят баллов с Гриффиндора!”. Над Филчем также стали потешаться все ученики и даже призраки (Пивз так вовсе сочинил песню-дразнилку), а после того, как Ирма Пинс разорвала с ним отношения (“Катись к своей сумасшедшей!”) завхоз ушёл жить в мир маглов. За пару лет он, на удивление всем волшебникам, стал преуспевающим бизнесменом, даром что был стар. Несколько лучшая была судьба у Трелони: она осталась вести уроки, но с тех пор стала очень уж псисхопатичной особой. Стоит также сказать, что мадам Помфри получила существенную прибавку к зарплате: десять учеников сломали рёбра от смеха, увидев строгого зельевара вместе с Жабой, а четверо упали со стульев, увидев как Филч поёт серенаду Трелони. Пятеро учителей, в том числе и Флитвик, Макгонагалл и Стебль, были госпитализированы в Мунго с острыми болями в животе.

Близнецы продали оставшиеся снимки Рите Скитер за пять тысяч галеонов и открыли свой магазин. Всего за месяц они основательно разбогатели. А их невероятную проделку ещё многие лета вспоминал весь Хогвартс.

Источник

Поделиться с друзьями
Познавательное и интересное
Adblock
detector